"Деловой Мир" - голос российского предпринимательства        

Главная   |   О нас   |   Связь   |   Архив
Учрежден консорциумом "Деловой Мир" в 1990 году
Цитата дня
«Говоря «свободный рынок», мы шутим. Мы понимаем, что свободный рынок — это нонсенс. Мы знаем, как это делается, чтобы играть системой, чтобы разрушить рынок, или, по крайней мере, чтобы найти кого-то, кто заплатит вам много денег, потому что поверит, что дают бесплатный обед. Мы знаем, что в этом случае идет разговор о власти, что это такая игра без ограничений для взрослых. Мы согласны с Мао, что политическая исходит из дула пистолета».

Ron Bloom — «Царь» промышленности США

 
Наш партнер
Транскопи

 
Дух времени

 
Об этом говорят

 
Кулуары власти
В Совете Федерации
В Госдуме
В министерстве здравоохранения и социального развития
В министерстве культуры
В министерстве образования и науки
В министерстве промышленности и торговли
В министерстве регионального развития
В Министерстве связи и массовых комуникации
В министерстве сельского хозяйства
В министерстве транспорта
В министерстве финансов
В министерстве экономического развития
В министерстве энергетики
В федеральной налоговой службе

 
Экономика России

 
Госкорпорации

 
Ресурсы России

 
Третье сословие

 
Сделанно в России

 
Как мы живем

 
Проекты для России

 
Юриста вызывали?

 
Болевая точка

 
«Vox Populi»

 
Реклама

 
Arivera

 
Punj Lloyd

 
Escorts

 
 
 
      Деловой мир

14.11.2018 Среда 11:46

Главная » Файлы » Госкорпорация » Общие проблемы

СМОЖЕТ ЛИ ПРЕЗИДЕНТ ПОЛУЧИТЬ ПОЛНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ТОМ, ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ ГОСКОРПОРАЦИЙ

Одним из наметившихся признаков современной эпохи постепенно становится забывчивость разного рода должностных лиц. Конечно, прежде всего имеются в виду обещания и победные реляции, направо и налево раздаваемые президентом, нацлидером, их соратниками и сподвижниками, министрами, депутатами и чиновниками рангом помельче.

Сказал премьер о том, что жилье должно стоить не дороже 30 тыс. руб. Вроде недавно было, а почти не вспоминается. Так ли много прошло времени с тех пор, когда президент (тогда еще вице-премьер, ответственный за нацпроекты) с премьером (тогда еще президентом) обещали снизить ставку по ипотеке до 8, а то и до 6 процентов. Забыли напрочь. Я уж молчу о «тихих гаванях», «островах стабильности» и «подушке безопасности», которой должно было бы хватить на долгие-долгие годы.
А вот и свежий пример. Месяца не прошло с того дня, когда президент пообещал направить прокурорских работников с проверками в госкорпорации. Практически всем населением (за исключением, разумеется, самих прокурорских и топ-менеджмента гокорпораций) заявление встретили с энтузиазмом, почти с восторгом.

Многим понятно, что проверять там есть что. Значительно меньшее количество президентских слушателей сомневается в том, что результаты проверки могут быть оформлены в том виде, который предполагает возбуждение уголовных или хотя бы административных дел – так предусмотрительно сформулированы нормы законов, регулирующих деятельность отдельных корпораций.

Да и способность нынешних работников следствия и прокуратуры провести глубокую полноценную проверку отнюдь не очевидна. В качестве примера можно привести случай с катастрофой СШ ГЭС. С момента катастрофы прошло полтора месяца, а уголовное дело возбуждено только по одной статье – 143 УК РФ (до трех лет). А все проводимые проверки проводятся не по УПК РФ. Сразу несколько правительственных структур заняты только выяснением причин аварии. Для меня, довольно долго проработавшего в советские годы в нескольких отраслях, такой подход просто непонятен. Тогда даже в случае гибели одного человека, даже в результате грубейшего нарушения пострадавшим правил техники безопасности уголовное дело возбуждалось автоматически, а руководителю подразделения, цеха, отделения, участка как минимум год исправительных работ был гарантирован. Здесь же не только массовая гибель персонала, но и многомиллиардный ущерб экономике.

Не исключаю, что прокуратура и СКП ограничены указаниями сверху. Но есть и другой аспект, который еще 20 лет назад был бы мгновенно раскручен следователем-стажером (не говоря уже о следователях по особо важным делам или просто опытным кадрам). Сразу после катастрофы активно обсуждалась тема недопустимой нагрузки, под которой использовалось оборудование. Называлось и число – 105 процентов проектной мощности при том, что ранее не было нагрузки выше 80 процентов. Почему-то никто не обратил внимания на бросающуюся в глаза деталь – получается, что половину весны и почти все лето крупнейшая российская ГЭС вырабатывала на треть больше электроэнергии, чем в прошлом году. И это в условиях кризиса – когда наиболее равноудаленные олигархи рыдают крокодильими слезами во всех инстанциях, выклянчивая все новые и новые бюджетные вливания. Куда пошла избыточно выработанная энергия?

Это ведь не нефть – ее в бочки не запаяешь и в подземные хранилища не зальешь. Основными потребителями энергии СШ ГЭС являются заводы империи Дерипаски. Алюминиевые. Я не металлург и не энергетик, но, думаю, не сильно ошибусь, если предположу, что зависимость между количеством произведенной продукции и количеством потребленной электроэнергии в данном случае почти линейная. То есть, весьма вероятно, что спада-то производства у Дерипаски не было, напротив, был рост. И куда девались дополнительно выпущенные тонны алюминия? У основных потребителей этого металла тоже вроде как спад. Они, что, все разом ушли в тень? Если так, то требование президента разливать пиво и иные аналогичные напитки в тару по 0,33 литра начинает выглядеть двусмысленным.

Возможно, конечно, и другое объяснение. Советская ЕЭС развалена только на бумаге, а на практике все осталось по-старому. Избыточная электроэнергия была перекачана в приграничные районы и продана более успешным представителям мировой экономики. Но и в этом случае должен возникнуть вопрос: где деньги?..

 


 

Впрочем, вернемся к госкорпорациям.

Само понятие – corporatio – трактуется как сообщество, союз, группа лиц, объединяемая общностью профессиональных или сословных интересов. В нынешней России корпорация стала своеобразным явлением.

Возможность существования данной организационно-правовой формы заложена в ГК РФ. Кроме того, в 1999 году соответствующая норма (носящая общий характер) была включена и в закон о некоммерческих организациях. Основной особенностью госкорпораций является то, что деятельность каждой из них должна быть урегулирована отдельным федеральным законом. До тех пор пока госкорпорации не начали создаваться, похоже, никто всерьез общие нормы не воспринимал. Зато, когда появились первые законы, оторопели и записные либералы, и твердокаменные консерваторы-государственники.
Выяснились следующие особенности. Учредителем госкорпораций является РФ, которая передает в уставный капитал вновь созданного юридического лица необходимое имущество (включая деньги)… И все! После этой передачи имущество перестает быть госсобственностью, становится собственностью корпорации, которая не отвечает по обязательствам учредителя, не обязана раскрывать информацию о себе (как открытые акционерные общества или ГУПы), не может быть обанкрочена по общим правилам, а органы государственной власти не могут ни вмешиваться в деятельность корпорации, ни проверять ее. Единственный документ, который госкорпорация должна представлять в правительство – годовой отчет.

Не надо быть специалистом в области гражданского права, чтобы заподозрить неладное – совершенно законно могут быть созданы условия для вывода из-под государственного (не говоря уже об общественном) контроля сумм, сопоставимых с размером годового бюджета. И не надо быть знатоком права уголовного, чтобы понять, что отыскать признаки уголовного правонарушения в деятельности такого хозяйствующего субъекта чрезвычайно трудно – фактически менеджменту госкорпораций предоставлено право распоряжаться полученным имуществом без каких-либо обоснований, руководствуясь только собственными прихотями и желаниями.

Нет, разумеется, на первых порах руководители госкорпораций представляют в правительство разные планы-программы-стратегии. Но заставить выполнять запланированные мероприятия (и по составу, и по срокам) никто не сможет – законодательством не закреплено.

В настоящее время существует семь госкорпораций, из которых шесть созданы в течение мая–декабря 2007 года – аккурат в преддверии прихода нового президента и выборов новой Госдумы. Что бы и кто потом ни говорил, от ощущения того, что прежний президент просто создавал сеть запасных аэродромов для своей команды, отделаться уже не удастся. Тем более что успехи новых субъектов предпринимательской (но некоммерческой) деятельности практически не видны.

 


 

Первым в 2004 году было создано Агентство по страхованию вкладов.

Дело, конечно, нужное. Тем более что до 2007 года масштабы деятельности АСВ были весьма скромными – вклад государства ограничивался шестью миллиардами рублей, еще 50 удалось собрать с банков. И тут наступил кризис. Щедрое правительство тут же отвалило АСВ 200 млрд руб., а итоги деятельности корпорации за 2008 год можно назвать удручающими – 12 млрд руб. убытков. При этом на содержание самого агентства ушло более 630 млн руб. (для сравнения: в 2007 году была получена прибыль 3,3 млрд руб., а расходы на содержание были почти на 100 млн меньше).

О том, куда и с какой эффективностью были потрачены 200 млрд, мы сможем узнать не ранее весны следующего года – почти через полтора года после того, как деньги были выделены и перечислены.

Основания и причины для столь масштабной поддержки со стороны правительства на первый взгляд выглядят убедительно – осенью прошлого года создалась (правда, по мнению испуганного правительства) ситуация, при которой граждане могли бы броситься в банки снимать со счетов свои сбережения. Население надо было успокоить. Поэтому был повышен стоимостной предел сумм вкладов, подлежащих возмещению, и одновременно предпринят ряд мер по предотвращению вероятной паники среди населения. Только в том-то и дело, что был предпринят именно ряд мер. Кроме «сброса» 200 млрд в АСВ громадные суммы были направлены в «основные» банки, работающие с населением, – в Сбербанк, ВТБ и несколько других. Условия предоставления поддержки (почему-то называемой кредитованием) тоже не могли не удивить – кредит был почти беспроцентный (6–7 процентов годовых при 40-процентной девальвации за три месяца за проценты можно не считать), почти бессрочным (кто там через 11 лет вспомнит кто кому сколько должен) и беззалоговым.

Из всех денег, прошедших через АСВ в 2008 году, на выплаты использовано около 11 млрд руб. – менее пяти процентов. Где остальные? Наверное, крутятся на валютных и фондовых рынках. Некоторую информацию можно выудить из сообщений о заседаниях совета директоров АСВ, но назвать ее полноценной вряд ли можно. На последнем заседании (17.09), например, было зафиксирован тот факт, что за шесть месяцев 2009 года доходы от инвестирования временно свободных средств составили почти такую же сумму – 10,6 млрд руб. И еще на заседании было принято решение о создании комитета по инвестициям при совете директоров АСВ, утверждено соответствующее положение, а также положение о комитете по кадрам и вознаграждениям при совете директоров агентства.

Ну и что здесь может найти и предъявить прокуратура? Неэффективное использование госсредств? Так они уже не государственные, они в собственности корпорации. И как их использовать, решает само юридическое лицо. И то что (как можно заключить по перечисленным внутренним документам) основное внимание совет директоров уделяет инвестированию средств и формированию вознаграждений (что, мягко говоря, не является основными целями создания АСВ), так это вообще никого не касается.

Если же посмотреть на социально-экономическую составляющую деятельности этой корпорации, то впечатление и вовсе может оказаться пессимистическим. На практике-то получилось, что каждый житель страны (большая часть которых если и имеет вклады в банках, то в размере не выше одной десятой максимального размера компенсаций) внес в бюджет по полторы тысячи рублей для того, чтобы несколько представителей околобанковского сообщества инвестировали в собственных интересах.

 


 

Другой пример – госкорпорация Роснано. Создана в 2007 году. Тогда же от РФ получен имущественный вклад в размере 130 млрд руб. Вся сумма немедленно была размещена на депозитах в шести банках (в том числе в Альфа-банке и ВТБ) на полтора года с условием, что размер возможной к досрочному востребованию части депозита составляет 37 млрд рублей (данные взяты с официального сайта госкорпорации, на котором отчет за 2008 год, между прочим, так и не выложен). Здесь вопрос прежде всего к тем, кто принимал решение о выделении и перечислении средств. Ну кто-нибудь может объяснить, зачем передавать в собственность вновь созданной корпорации 130 млрд руб., из которых почти 100 не планируется использовать по назначению в течение ближайших полутора лет? Сможет прокуратура задать такой вопрос тому, кому он предназначен? Посмотрим.

Весной, правда, говорили о том, что большая часть первоначального взноса будет истребована назад – в бюджет РФ. Но было ли это сделано?.. И кто в этом случае возместил убытки от досрочного расторжения депозитного договора?

Об успехах же нанотехнологий почти ничего не слышно. Хотя нет. Иногда бывает. Вон, в прошлое воскресенье мне, например, «посчастливилось» на разных каналах ТВ увидеть аж три сюжета о нанотехнологиях. Ни один из них убедительным не показался. Сначала продемонстрировали кроликов, которым вставляют зубные имплантанты из титана, изготовленного почему-то по нанотехнологиям. Потом – сюжет о лазерной сварке (освоенной советскими учеными и рабочими еще лет 20 назад). И сюжет об оптоволокне. Что-то похожее я видел, правда, в черно-белом изображении в киножурнале «Новости дня» лет 40 назад.
Вообще же лично моя реакция на первое сообщение о назначении Чубайса на нанотехнологии была неожиданной и резкой – интересно, а с торсионными полями он тоже управится?

 


 

Внешэкономбанк (ВЭБ) был создан еще в 1922 году. А в 2007 вдруг взял да и стал госкорпорацией (председатель наблюдательного совета сам премьер Путин). Здесь прокуратуре вообще, наверное, делать нечего. То обстоятельство, что банк опосредует внешнеэкономические расчеты государства, предполагает закрытость структуры от любого публичного интереса. В то же время хотелось бы знать, куда уходят бюджетные деньги, выделенные под вполне конкретные цели. В конце 2008 года ВЭБ получил 450 млрд руб. (правда, не непосредственно из бюджета, а из средств Фонда национального благосостояния) на 11 лет и под 7 процентов. Потом половину выделенных средств 225 млрд руб. (еще 200 – ВТБ и 50 – Россельхозбанку) ВЭБ должен был выделить в качестве опять-таки субординированных (то есть на длительный срок и без права досрочного истребования кредита) другим крупнейшим банкам, которые через межбанковские кредиты должны были кредитовать банки помельче, а те – уже реальный сектор экономики. Окончательные выводы делать рано, однако, по скорбным сообщениям президента и премьера, можно заключить, что до реального-то сектора деньги так и не дошли. Вот здесь, наверное, есть объект для прокурорской проверки – но не в рамках проверки госкорпорации, а как-то отдельно.

И реальный сектор понять можно. Мало того, что проценты по кредитам стали вообще неподъемными, так появился еще и психологический фактор. Ведь что на практике получилось. Предприятия своевременно рассчитались по всем долгам с банками, контрагентами и с бюджетом, а суммы собранных с них налогов были переданы наименее полезной сфере (банковской). Если кризис для всех, то и помогать надо всем. И приоритетом должен бы быть именно реальный сектор. Банк разорится – новый заведут, предприятия разорятся – банки будут не нужны. То есть можно было бы найти схему, при которой банки (да и торговля) работали бы почти бесплатно (во имя собственного выживания), а предприятия реального сектора могли бы получать средства по ставкам не выше среднемировых (3–4 процента). Ну да – не для того же кризис затевали.

 


 

Еще одной госкорпорацией – Фондом содействия реформированию ЖКХ – прокуратура заинтересовалась прошлой весной. Ну и что. Зафиксировали рост расходов на оплату труда персонала и выплату бонусов высокому начальству, направили в наблюдательный совет фонда свои предложения (довольно куцые и необязательные к исполнению). И все. Подвести под уголовную статью не удалось. Или задача такая не ставилась. Правда, 15 млрд руб. из ранее перечисленных 240 в бюджет было истребовано и возвращено. Если верить данным, размещенным на официальном сайте фонда, то можно предположить, что дела вроде бы пошли на лад. Объем «временно свободных средств» по состоянию на конец сентября 2009 года уменьшился до 78 млрд руб. На начало года временно свободными считались без малого 200 млрд руб. (более 80 процентов от суммы, перечисленной в фонд при его создании в 2007 году). В отчете о деятельности фонда за 2008 год преобладает информация именно об использовании этих самых средств. Как будто это и есть основная цель создания корпорации.

Основным отличием свободных средств данного фонда от средств, направленных на депозиты Роснано, в том, что в области ЖКХ и фронт работ всегда имелся, и выделяемые деньги могли расходоваться эффективно, прозрачно и быстро. Как было объявлено, средства госкорпорации будут направляться на финансирование расходов по капитальному ремонту жилых зданий и по переселению жителей из аварийного и ветхого жилья. Казалось бы выделенные средства разойдутся до конца 2007 года. Но российское чиновничество своевременно «доработало» и саму идею, и основные законодательные нормы. На уровне подзаконных актов фактически было введено три дополнительных условия. Во-первых, регионы должны были выделять из соб­ственных бюджетов от 30 до 70 процентов общего размера финансирования. Это условие фактически исключало возможность использования средств корпорации в 2007 году (регионам надо было не только изыскать дополнительные средства, но и внести изменения в бюджеты). Во-вторых, определенная сумма (пять процентов от сметы) должна была собираться с жильцов. В-третьих, дома, подпадающие под действие программы, должны были объединяться в ТСЖ. Выполнение второго и третьего условий, наверное, было возможно. Если только не учитывать, что в аварийных домах и в домах без капремонта проживают в большинстве своем те, кто и на один процент сметы денег собрать не сможет, да и на дополнительные расходы, связанные с созданием ТСЖ, они вряд ли отважатся.

А дальше – все просто и законно. Фонд не уклоняется от исполнения своих обязанностей, но и не может направить деньги в регионы. Следовательно, средства можно положить на депозиты или вложить в ценные бумаги, а полученные доходы поделить так, как хочется. Между прочим, по данным сайта фонда, в настоящее время только на депозитах сроком от года до полутора числится 35 млрд руб.

 


 

Ну и самая крупная, диверсифицированная и мощная госкорпорация – Ростехнологии. В настоящее время в ее составе числится 439 предприятий. Организации корпорации дислоцированы на территории 52 субъектов Российской Федерации, общая численность работающих составляет более 788 тыс. человек. При этом сфера интересов менеджмента корпорации практически не ограничена. Здесь и оборонный заказ, и авиация, и автомобилестроение, и медицинская техника, химия и нефтехимия, наука, непроизводственная сфера и многое другое. То есть корпорация чем-то напоминает третьего выбегаллового упыря из известной повести Стругацких – того, который греб под себя все, до чего мог дотянуться.

В принципе в подобном образовании ничего нового нет. Эта форма монополистического объединения называется конгломератом, в разных странах практиковалась довольно часто (хотя и не в таких масштабах). Теоретически доказано и практически подтверждено, что подобное объединение может существовать только непродолжительное время – от силы несколько лет. В более далекой перспективе конгломерат становится неэффективным и даже убыточным. Скорее всего, такая же судьба уготована и Ростехнологиям. И уже сегодня можно предположить, какое будет дано объяснение – дескать, государство неэффективный собственник, надо все быстро разукрупнить и раздать частникам, эффективным собственникам.
Корпорация пользуется безусловным вниманием со стороны президента, правительства и депутатов. Только в 2008 году по вопросам деятельности Ростехнологий было принято 4 федеральных закона, 4 указа президента, по 2 постановления и распоряжения правительства.

Разумеется, в рамках газетной статьи невозможно достаточно полно охарактеризовать и проанализировать деятельность Ростехнологий. Поэтому ограничимся тем, что напомним только два факта из недавней истории, которые могли бы стать объектом внимания контролирующих органов (хотя вряд ли станут).

В прошлом году корпорация дотянулась сразу до нескольких авиационных объединений. Помните, Дальавиа, Владивосток-авиа и т.д. Формально все выглядело логично и правильно, а СМИ было представлено как забота о народе. Хотя последовательность событий позволяет усомниться в том, что дополнительные усилия со стороны корпорации в этом направлении не предпринимались. Вспомните, как это было.

Сначала неожиданно и резко подскочили цены на авиакеросин. Причем произошло это в преддверии летнего сезона – когда билеты на первые «отпускные» месяцы уже были проданы. Потом, в середине лета, кредиторы авиаперевозчиков внезапно и дружно обеспокоились состоянием расчетов. В результате сотни и тысячи пассажиров застряли в аэропортах, в организациях началась нервотрепка, а структуры, ответственные за соблюдение законности перешли в состояние повышенной готовности. И тут на горизонте появился спаситель в виде госкорпорации Ростехнологии, которая великодушно согласилась взять на себя заботу о пассажирах и парке самолетов. Это уже потом выяснилось, что сделано это было по волчьим или акульим правилам дикого феодализма – активы меняют собственника автоматически, а вот обязательства (в том числе и по заработной плате) – через суд (долгий, муторный и с неясными перспективами).

Второй пример – АвтоВАЗ. С приходом туда Ростехнологий качество работы не улучшилось, а количество топ-менеджеров не уменьшилось. Сразу вспомнились ельцинские снайперы. 38 снайперов не смогли остановить террористов, а 29 вице-президентов АвтоВАЗа не спасли производство. Это к тому, что, если в одном месте собирается куча народу, называющего себя профессионалами высочайшего уровня, не факт, что они таковыми являются и вовсе не факт, что они сделают то, что обещали.
Уже в 2009 году правительство беззаботно рассталось с 25 млрд руб., направленными на поддержку завода. (Замечу в скобках: похоже, сумма 25 млрд для нашего правительства является магической: поддержка АвтоВАЗа – 25, ремонт Большого театра – 25, газопровод Джубга–Сочи – тоже 25, на ремонт СШ ГЭС, правда, пока просят 40, но цифра не окончательная, вполне может быть 2х25.) Деньги ушли в песок. После чего АвтоВАЗ объявил о сокращении трети персонала, а также потребовал еще 12 млрд руб. Причем из бюджета, а не из средств корпорации.

 


 

В две другие корпорации – Росатом и Олимпстрой – прокуратуру президент вроде пока направлять не собирается. Поэтому и говорить о них пока не будем.

Чего ждать от результатов проверки (если, конечно, президент вспомнит о своем поручении)? По моему мнению, ничего сверхъестественного. Состав уголовного преступления нигде обнаружен не будет. Хотя бы потому, что госкорпорации ничего противозаконного не делают – это законы (о госкорпорациях) такие, что их исполнение может показаться правонарушением. Наверное, будет проведена большая аналитическая работа, что-то из этих выкладок попадет в печать. Только по результатам экономического анализа привлечь кого-то к ответственности невозможно – такие результаты могут только свидетельствовать о возможности другого, более эффективного использования бюджетных средств. К моменту проверки все эти средства уже являются собственностью самостоятельных и независимых юридических лиц, а значит, выводы контролирующих органов в лучшем случае могут быть использованы наблюдательными советами и советами директоров при бизнес-планировании дальнейшей деятельности коропораций.

Вместе с тем такие итоги проверки могут иметь и другое – прямо противоположное ожидаемому – значение. Фактически будет подтверждено, что госкорпорации осуществляют деятельность в полном соответствии с действующим законодательством, а значит, и усиление контроля бесперспективно…

В.Р. ЗАХАРЬИН.

«Советская Россия»
 
Категория: Общие проблемы | Добавил: Админн
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
Наш проект

 
Индия

 
«Деловой мир» в мире

 
Наши услуги

 
Конфиденциально


Нам стало известно, что…

 
Мировая экономика

Деньги
Тенденции
Рынки

 
Мировые лидеры

ЕС
Китай
США

 
Мировые блоки

G-8
G-20
БРИК
АТЭС
ВТО
ОПЕК
СНГ
ШОС

 
Мировой кризис

Корни
Проблемы
Перспективы
Великая депресия 30-х годов

 
Тенденции

Природа и люди
Футурология

 
Секреты архивов

Забытая история
Информационные войны
Прямая речь

 
Мировая пресса

Financial Times
Wall Street Jornal
Forbs, США
Der Tagesspiegel, Германия

 
Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
Дата:00:0000:00
Курс доллара0.000.00
Курс евро0.000.00
Курс фунта0.000.00
Курс бел. рубля0.000.00
Курс тенге0.000.00
Курс юаня0.000.00
Курс гривны0.000.00
Курс франка0.000.00
Курс йены0.000.00

 
Мировые рынки

Товарные рынки
BIDASK
Золото0.000.00
Серебро0.000.00
Платина0.000.00
Палладий0.000.00
Алюминий0.000.00
Никель0.000.00
Медь0.000.00
Нефть Brent0.000.00
Нефть Лайт0.000.00

 
Фондовые рынки

LASTCHANGE%
Dow Jones0.000.000.00
S&P 5000.000.000.00
Nasdaq Comp0.000.000.00
Nasdaq 1000.000.000.00
FTSE 1000.000.000.00
DAX0.000.000.00
AEX0.000.000.00
CAC 400.000.000.00
SMI0.000.000.00
RTS0.000.000.00
USD Index0.000.000.00

 
Прогноз погоды

 
Оценка сайта



 
Концепция Сергея Филатова © 2009