"Деловой Мир" - голос российского предпринимательства        

Главная   |   О нас   |   Связь   |   Архив
Учрежден консорциумом "Деловой Мир" в 1990 году
Цитата дня
«Говоря «свободный рынок», мы шутим. Мы понимаем, что свободный рынок — это нонсенс. Мы знаем, как это делается, чтобы играть системой, чтобы разрушить рынок, или, по крайней мере, чтобы найти кого-то, кто заплатит вам много денег, потому что поверит, что дают бесплатный обед. Мы знаем, что в этом случае идет разговор о власти, что это такая игра без ограничений для взрослых. Мы согласны с Мао, что политическая исходит из дула пистолета».

Ron Bloom — «Царь» промышленности США

 
Наш партнер
Транскопи

 
Дух времени

 
Об этом говорят

 
Кулуары власти
В Совете Федерации
В Госдуме
В министерстве здравоохранения и социального развития
В министерстве культуры
В министерстве образования и науки
В министерстве промышленности и торговли
В министерстве регионального развития
В Министерстве связи и массовых комуникации
В министерстве сельского хозяйства
В министерстве транспорта
В министерстве финансов
В министерстве экономического развития
В министерстве энергетики
В федеральной налоговой службе

 
Экономика России

 
Госкорпорации

 
Ресурсы России

 
Третье сословие

 
Сделанно в России

 
Как мы живем

 
Проекты для России

 
Юриста вызывали?

 
Болевая точка

 
«Vox Populi»

 
Реклама

 
Arivera

 
Punj Lloyd

 
Escorts

 
 
 
      Деловой мир

18.07.2018 Среда 13:12

Главная » Файлы » Экономика России » Общие проблемы

Превращение России в мировую экономическую державу - вызов администрации Обамы
Вплоть до недавнего мирового кризиса экономическое возрождение России в годы президентства Владимира Путина способствовало восстановлению позиций страны в качестве одного из крупных игроков на мировой арене. Однако это процветание обернулось и непредвиденными последствиями. Так, экономический рост и новообретенное богатство России стали одним из факторов, сделавших возможным вторжение в Грузию.

Этот экономический бум во многом связан с нефтегазовым экспортом, а также высокими мировыми ценами на другие российские товары. Поскольку Россия занимает седьмое место в мире по запасам нефти и первое по запасам газа, и является ведущим экспортером этих энергоносителей, Кремль использует энергетический экспорт, доходы от продажи вооружений и металлургической продукции, а также инвестиции в добывающие и энергетические сектора других стран для расширения российского влияния на мировой арене.

Приостановка поставок газа на Украину и в другие европейские страны в январе 2009 г. привела к самому серьезному энергетическому кризису в Европе со времен введенного арабскими странами в 1973 г. нефтяного эмбарго, и вновь породила вопросы относительно надежности России в качестве поставщика энергоносителей.[1] В недавнем прошлом Россия уже препятствовала свободной транспортировке каспийской нефти и газа на европейские рынки, в ходе вторжения в Грузию в августе прошлого года угрожала прервать экспортный транзит ′черного золота′ через территорию этой страны, приобрела (или находится в процессе приобретения) ряд крупных европейских энергокомпаний, а также трубопроводы, нефтеперерабатывающие заводы и другие активы в десятке стран. Москва также присматривается к стратегически важному нефтяному сектору Ближневосточного региона, и вытесняет западные энергетические компании с рынка Венесуэлы - одной из стран-основательниц ОПЕК.

Помимо этого, Россия занимает господствующие позиции на мировых рынках стратегически важных и драгоценных металлов, в том числе титана и платины, а также других драгметаллов, используемых в аэрокосмической промышленности, электронике, военном и автомобильном производстве. Один из видных олигархов, связанный с Кремлем, владеет крупнейшей в мире алюминиевой компанией; его обвиняют в применении коррупционных методов на территории Германии, Нигерии и Гвинеи. Что же касается российского банковского сектора, то известно, что он связан с организованной преступностью.

Расширение деловых интересов Москвы привело к существенной - и опасной - зависимости Европы от поставок российской нефти, газа и других видов сырья. В настоящее время на долю России приходится две трети импортируемого Европой газа (это составляет 42% от общего потребляемого ею объема ′голубого топлива′); страны Центральной и Восточной Европы она обеспечивает газом на 90 с лишним процентов. К 2030 г. Европе придется импортировать до 84% потребляемого газа.[2] Альтернативные источники газоснабжения европейские страны не ищут, а от атомной энергетики и использования угля они отказались. Поскольку природный газ транспортируется по трубопроводам, контролируемым российским государственным монополистом ′Газпромом′, воспользоваться услугами других поставщиков этим странам непросто. Таким образом, Европа ′привязала′ себя к поставщику сырья, известному скорее склонностью к геополитическому шантажу, чем к нормальным рыночным отношениям с партнерами.

Евросоюз и многие его страны-участницы осознают серьезность последствий зависимости от российских энергоносителей в плане национальной безопасности. Сегодня Европа ′наращивает усилия по ослаблению собственной незащищенности перед лицом возможного шантажа России в связи с поставками энергоносителей′, - отмечает Иэн Трейнор (Ian Traynor) на страницах The Guardian. Еврокомиссия говорит о разработке ′амбициозной стратегии, призванной ослабить гегемонию российского гиганта ′Газпром′ в европейском газовом импорте′. ′Нельзя допустить, чтобы мы, как сомнамбулы, добрели до кризиса, вызванного энергетической зависимостью Европы′, - отмечает председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу (Jose Manuel Barroso).[3] Россия пытается применить эту модель и в других областях, связанных с экспортом электроэнергии и сырья своими государственными компаниями; об этом подробнее ниже.

Кроме того, Москва намеревается превратиться в одного из главных поставщиков энергоносителей и других видов сырья странам Азиатско-тихоокеанского региона, в том числе Китаю, Японии, Южной Корее и Соединенным Штатам. Если эта цель будет достигнута, влияние России в зоне Тихого океана резко усилится.

Контроль над Евразией

Война России с Грузией была связана не только с планами Москвы аннексировать Южную Осетию и Абхазию, но и с намерением силовыми методами восстановить свою экономическую гегемонию на Кавказе, а также не допустить строительства дополнительных нефте- и газопроводов вне сферы российского контроля. Об этом Россия дала понять, временно оккупировав грузовой порт Поти, а также главную автостраду и железнодорожную ветку на территории Грузии; кроме того, война поставила под угрозу безопасность - а значит и целесообразность - существующих и будущих трубопроводов в обход российской территории.

Российское вторжение и временная оккупация грузинской территории достигла желаемого результата: Казахстан отказался от инвестиционных проектов в Грузии. В сентябре казахская государственная нефтегазовая компания ′КазМунайГаз′ объявила, что больше не планирует строить нефтеперерабатывающий завод в грузинском порту Батуми. Незадолго до этого Астана сообщила об аннулировании проекта по сооружению в Поти экспортного зернового терминала, который позволил бы Казахстану экспортировать часть своего зерна по альтернативному маршруту в обход России.[4]

Уже не первый год энергетическая политика России играет роль изощренного инструмента для усиления ее влияния в Евразии. Российские государственные корпорации вроде ′Газпрома′ с помощью непрозрачных, бесполезных в экономическом плане филиалов вовлекали политических лидеров других стран в коррупционные схемы, обеспечивая тем самым их сотрудничество. Среди примеров из этой серии можно назвать RosUkrEnergo, а также ′Газпром-Зеромакс′ в Узбекистане. Энергетическими соглашениями Москва связывает по рукам и ногам правящие режимы постсоветских государств, гарантируя тем самым их политическую зависимость.

Однако Россия использует свои ресурсы и экономическое мастерство не только для влияния на постсоветские страны Евразии. Российское неокорпоративное государство [5] также осуществляет свою антиамериканскую программу и стремится изменить существующую мировую экономическую систему. Оно хочет установить контроль или влияние над секторами, имеющими первостепенное значение для безопасности США и Европы, например, связанными с особыми видами сырья вроде титана, платины и других редких металлов; оборонными технологиями, например, европейской авиастроительной корпорацией EADS; а также энергетическими и инфраструктурными предприятиями, такими как Getty в США, Repsol в Испании, Ruhrgas в Германии, нефтеперерабатывающими заводами, и рядом иных компаний в Германии, Венгрии, Болгарии, Польше, Сербии, Словакии и других странах. Россия старается создать в других государствах ′плацдармы′, с которых ей будет проще заниматься шпионажем - промышленным и классическим, отмыванием денег и другими тайными операциями, а также усиливать их политическую зависимость за счет коррупции. Кроме того, Москва стремится наращивать свое влияние в развивающихся странах, а также подорвать независимость и безопасность европейских государств, - как крупных держав вроде Германии и Италии, так и Украины с Грузией - с которыми связаны национальные интересы США.

Инструменты международного сотрудничества

Соединенным Штатам совместно с друзьями и союзниками необходимо преодолевать чрезмерную (свыше 30-35%) зависимость стран от российского экспорта стратегических сырьевых материалов и энергоносителей - нефти, газа, угля, электроэнергии. Необходимо создать общемировую систему безопасности, которая смогла бы отслеживать инвестиционную деятельность России и других антизападно настроенных государств в отраслях и секторах экономики, связанных с обороной и безопасностью.

Одним из таких инструментов является Комитет по иностранным инвестициям в США (КИИ). Он представляет собой правительственный межведомственный орган, оценивающий последствия иностранных капиталовложений в американскую экономику с точки зрения национальной безопасности. КИИ, возглавляемый министром финансов, координирует деятельность представителей девяти ведомств, в том числе Госдепартамента, а также министерств обороны, торговли и внутренней безопасности.

Недавно Министерство финансов США опубликовало окончательный вариант нормативов, призванных ужесточить надзор за зарубежными инвестициями в американский бизнес с точки зрения безопасности. Как выразился бывший министр финансов Генри Полсон (Henry Paulson), цель новых правил - ′укрепить деятельность КИИ, сочетая традиционную политику открытости американского рынка для иностранных инвестиций с защитой интересов нашей национальной безопасности′.[6] В этих нормах регулирования разъясняется, что трансакции, в рамках которых зарубежная структура приобретает менее 10% акций американской компании, также не должны автоматически исключаться из поля зрения КИИ. В рамках новой процедуры иностранным инвесторам, желающим вложить капиталы в американские предприятия, относящиеся к ′критически важной инфраструктуре′, рекомендуется перед подачей официальной заявки проконсультироваться с рабочей группой КИИ. Это - мудрый шаг по совершенствованию надзора за инвестициями в важнейшие объекты инфраструктуры, сырьевого сектора и финансовой системы, от которых зависит благополучие нашей страны и ее союзников.

США следует также расширять сотрудничество со спецслужбами и правоохранительными органами других стран, а также независимыми экспертами, чтобы отслеживать операции российского государства и олигархов, потенциально связанные с отмыванием денег, коррупцией и нечестной конкуренцией. Администрации Обамы необходимо поощрять - не диктуя при этом конкретных инвестиционных решений - транснациональные корпорации США и других стран к соперничеству с российскими компаниями вроде ′Газпрома′ в борьбе за трубопроводные и энергетические проекты, а также к внедрению на рыночной основе альтернативных источников энергии и нетрадиционных видов топлива по всему миру. Это позволило бы преодолеть чрезмерную зависимость от энергетических поставок из таких стран, как Россия, Иран и Венесуэла, в открытую стремящихся подорвать экономическую и военную мощь Запада.

Экономическое ′триумфальное шествие′ России

Геоэкономические и геополитические последствия активизации экономической деятельности России за рубежом нельзя недооценивать: давая государству главный источник доходов и играя роль внешнеполитического орудия, она позволяет Кремлю осуществлять свое влияние в мировом масштабе. Москва оказывает экономическое - и политическое - влияние на страны, зависящие от ее сырьевых поставок. Российский экспорт и инвестиционные проекты становятся инструментом установления и развития стратегических отношений за счет поставок сырьевых материалов, вооружений и ядерных технологий. [7]

С тех пор, как Владимир Путин весной 2000 г. занял пост президента, Кремль поддерживает создание в экономике ′национальных чемпионов′ - государственных или акционерных корпоративных гигантов, послушных властям. Поначалу объединение фирм в крупные конгломераты было призвано помочь российским компаниям успешно вести конкурентную борьбу на внутренних и внешних рынках. Однако громадные корпорации, которым отдавал предпочтение Кремль, вскоре превратились в инструменты политики государства по завоеванию преобладающих позиций в народном хозяйстве и распространению влияния Москвы за рубежом за счет внешнеэкономического курса, основанного на торговой экспансии.

Эти государственные и частные корпоративные игроки получают от властей указания как в отношении деловых операций, так и в отношении геополитических приоритетов страны. Стратегическим секторам - нефтегазовому или военно-промышленному комплексу - придается такое значение, что они, вместе с господствующими в этих отраслях гигантскими корпорациями (′Газпромом′, ′Роснефтью′, ′ЛУКойлом′ и ′Ростехнологиями′) составляют одну из основ российского государства, наряду с вооруженными силами, спецслужбами, правоохранительными органами и госаппаратом.

На практике Кремль использует экспорт энергоносителей в качестве внешнеполитического орудия. Самый вопиющий пример в этой связи - прекращение, или угроза прекращения нефтегазовых поставок в любую страну, чья политика противоречит российским национальным интересам. Одним из недавних случаев из этой серии стало заявление от 1 сентября 2008 г. о сокращении экспорта газа в страны ЕС, с которым ′Газпром′, как сообщается, выступил вскоре после принятого 27 странами-участницами Союза решения приостановить переговоры с Россией по новому соглашению о партнерстве. Этот шаг ЕС стал ответом на августовскую войну России с Грузией.

А вот другой пример использования энергетических поставок во внешнеполитических целях: накануне саммита ЕС, на котором принималось упомянутое решение, премьер-министр Владимир Путин выступил с косвенной угрозой в адрес Европы, заявив, что работы по сооружению нефтепровода ′Западная Сибирь - Тихий океан′, предназначенного для поставок ′черного золота′ в страны Азиатско-тихоокеанского региона, будут ускорены.[8] Намек был ясен: если Европа не хочет покупать российскую нефть, Москва может найти другие рынки сбыта - Китай, Южную Корею, Японию. В настоящее время Европа импортирует из России, соответственно, 30 и 40 процентов потребляемых объемов нефти и газа.[9]

Перечисленные примеры - не случайность: ведь действия России на международной арене определяет Владимир Путин (в нынешней должности премьера) и его помощники - ветераны КГБ. Как выразился его бывший экономический советник Андрей Илларионов, сегодняшняя Россия управляется как крупная корпорация.[10] В настоящее время иерархическая структура ′России Инкорпорейтед′ выглядит так: премьер-министр Путин играет роль президента и председателя Совета директоров, а глава государства Дмитрий Медведев - роль члена правления и генерального директора. Если президент Медведев - человек гражданский, то Путин и многие его ближайшие союзники - бывшие сотрудники разведывательного сообщества. Исследование, проведенное в 2006 г. Центром изучения элиты при Российской Академии наук, показало: из 1016 высокопоставленных государственных чиновников и депутатов парламента 26% составляют выходцы из КГБ или постсоветских спецслужб. Причем после учета ′необъяснимых пробелов в анкетах, аномалий в продвижении по службе и работы в организациях, связанных с КГБ′, эта доля возрастает до 78%.[11]

Более пяти лет назад высказывалось предположение, что на влиятельных государственных постах в стране находится до 6000 действующих или находящихся в запасе сотрудников спецслужб.[12] В результате можно сделать вывод, что выходцы из российского разведывательного сообщества контролируют гражданский госаппарат, вооруженные силы и основные сектора экономики - а через них и само государство. Как отмечает профессор политологии из Калифорнийского университета в Лос-Анжелесе Дэниел Трейсман (Daniel Treisman), ′определяющей чертой путинского режима следует считать переход корпоративного менеджмента в руки спецслужб′,[13] причем это относится как к его президентству, так и к пребыванию в должности премьера.

Хорошо осведомленный московский бизнесмен Олег Шварцман полагает, что цель представителей российских спецслужб, занимающих высокие посты в деловых кругах, состоит в личном обогащении и усилении влияния России на мировой арене за счет экономической экспансии за рубежом. Кое-какую информацию на этот счет раскрыл один бизнесмен, управлявший активами сотрудников Администрации президента из числа так называемых ′силовиков′. Речь идет о чиновниках, связанных с ФСБ (Федеральной службой безопасности - главной преемницей КГБ) и СВР (Службой внешней разведки, в прошлом Первым главным управлением КГБ) через малоизвестную фирму ′Финансгруп′, контролирующую активы стоимостью в 3,2 миллиарда долларов.[14] Таким образом, значительные средства, имеющиеся в распоряжении бывших сотрудников российских спецслужб, могут использоваться в личных целях, а громадные государственные доходы - направляться на финансирование тайных операций и других акций властей.

Существует немало информации о масштабных операциях по отмыванию денег через Bank of New York [15] и Republic Bank of New York: на эту тему даже проводились слушания в Конгрессе.[16] Российские СМИ также утверждали, что в подозрительных трансакциях в российском газовом секторе и иных сомнительных деловых операциях, связанных с разведслужбами, замешан также австрийский банк Raiffeisen.[17] Кроме того, еще в 2004 г. источники в чешской контрразведке сообщали, что СВР вложила ′большие суммы в некоторые жилые, гостиничные, развлекательные комплексы и казино′ на территории Чешской Республики, вероятно с целью создания подставных компаний для разведывательных операций, усиления собственного влияния в стране (а значит и влияния российского государства), и возможно для получения дополнительных источников финансирования вне сферы регулярного контроля со стороны российского руководства.[18]

Неудивительно, что в прошлом году генеральный прокурор США Майкл Мукасей назвал Россию в числе европейских стран, чья ′организованная преступность занимает серьезные позиции на мировых рынках энергоносителей и стратегических материалов. Преступники увеличивают свои активы в этих секторах, что подрывает нормальное функционирование указанных рынков и может оказать дестабилизирующее воздействие на геополитические интересы США′.[19] Он сообщил, что правительство США приняло решение о воссоздании Совета по организованной преступности для борьбы с новой ′проблемой гибридной преступности′, в том числе альянсами между иностранными разведслужбами и преступными группировками. По словам Мукасея, у сотрудников правоохранительных органов ′большую озабоченность′ вызывает существование ′так называемых ′железных треугольников′ - коррумпированных представителей большого бизнеса, коррумпированных чиновников и оргпреступности′.[20]

Помимо личного обогащения

Амбиции российского руководства давно уже не ограничиваются личным обогащением. Путин и Сергей Иванов - в то время он был министром обороны - абсолютно серьезно ставили целью превращение России в энергетическую сверхдержаву. В 2006 г. Владислав Сурков - замглавы Администрации президента, помощник Путина и ′главный идеолог′ его режима - заявил: ′Концепция России как энергетической сверхдержавы. . . вполне соответствует′ задачам обретения страной конкурентоспособности в мировой экономике.[21] Тем не менее на заседании клуба ′Валдай′ в том же году президент Путин с обычной осторожностью пояснил, что Россия не претендует на роль ′энергетической сверхдержавы′, а просто намерена обеспечивать стабильные поставки энергоносителей на мировой рынок.[22]

Одним из главных инструментов воплощения мечты Кремля об энергетическом сверхдержавном статусе является государственный монополист ′Газпром′ - крупнейшая газовая компания в мире. Именно он был основным орудием Москвы в обоих случаях приостановки газовых поставок в Европу, вызванных ценовыми спорами между Россией и Украиной.[23] В рейтинге российских компаний по капитализации ′Газпром′ занимает первое место.[24] Предполагается, что именно он станет основой для ′газовой ОПЕК′, а тесные связи концерна с Ираном, обладающим вторыми по величине запасами газа в мире, угрожают свободному доступу на рынок и конкуренции, особенно в секторе сжиженного газа, а значит - и стабильности мировой экономики в целом.

Недавнее соглашение между Россией, Ираном и Катаром об образовании ′газовой тройки′ (разговоры об этом идут уже как минимум года полтора), проводящей встречи несколько раз в год, может обернуться нечестным ведением бизнеса, например, ′обменом информацией о ценах, графиках осуществления проектов и планируемых инвестициях′.[25] На долю России, Ирана и Катара приходится 56% общемировых запасов газа; в октябре прошлого года иранский министр нефтяной промышленности объявил, что три страны достигли соглашения о создании ′газовой ОПЕК′.[26] Менее чем через неделю после этого Алексей Миллер, заместитель председателя совета директоров и председатель правления ′Газпрома′, отметил, что в ноябре 2008 г. ′газовая тройка′ может стать официальной организацией. .[27] Позднее заместитель министра энергетики Анатолий Яновский сообщил, что на саммите в Москве, намеченном на 23 декабря, 16 газодобывающих стран, включая и Россию, планируют подписать учредительный документ ′организации стран-экспортеров газа′.[28]

Идеальный шторм

Международный финансовый кризис вроде бы приостановил динамичные усилия России по расширению экономического влияния на мировой арене. Премьер-министр Путин неправомерно возлагает на США всю вину за экономические потрясения, воздействие которых с мая прошлого года ощущают российские биржи РТС и ММВБ: фондовые индексы страны на сегодняшний день ′просели′ на 70%. [29]

Сразу несколько наблюдателей указывают, что российское вторжение в Грузию усугубило трудности на финансовом рынке, спровоцировав дальнейший отток капиталов из-за страха инвесторов перед возможной нестабильностью. Впрочем, ′идеальный финансовый шторм′ в России породило сочетание целого ряда проблем: иностранные банки потребовали погашения ссуд, выданных российским олигархам под залог акций их компаний, чьи котировки из-за кризиса резко снизились; цены на нефть и другие товары, в том числе металлургическую продукцию, упали, что наносит громадный ущерб доходам российского бюджета.[30]

В начале августа 2008 г. объем созданных государством Резервного фонда и Фонда национального благосостояния составлял 162 миллиарда долларов, а золотовалютные резервы по состоянию на 8 августа - день, когда российские войска вошли в Грузию - достигли максимальной величины, превысив 597 миллиардов долларов (по этому показателю страна занимала третье место в мире, после Китая и Японии).[31] К 5 декабря золотовалютные резервы России сократились до 437 миллиардов (за одну неделю, с 17 по 14 октября, они уменьшились на 31 миллиард, а за неделю начиная с 5 декабря - еще на 17,9 миллиардов). [32] Ожидается, что истощение резервов будет продолжаться, если уровень цен на нефть останется ниже 70 долларов за баррель, поскольку государство использует их для ослабления воздействия международного финансового кризиса на экономику.[33]

Из-за финансового кризиса многие российские компании и банки оказались не в состоянии расплачиваться по внешней задолженности без помощи государства. В результате российский Центробанк предоставил в распоряжение государственного Внешэкономбанка (ВЭБ) дополнительную ликвидность в размере 50 миллиардов долларов, чтобы предприятия, испытывающие финансовые затруднения, могли выполнить обязательства перед зарубежными кредиторами. Эта ситуация позволяет государству брать под контроль несостоятельные банки и приобретать пакеты акций корпораций, оказавшихся в тяжелым положении, усиливая тем самым свое могущество и влияние.[34]

Кризис также принес самым влиятельным российским бизнесменам-миллиардерам, связанным с Кремлем, совокупные убытки в размере до 230 миллиардов долларов. По данным журнала Forbes, среди наиболее пострадавших оказался Олег Дерипаска - в прошлом самый богатый человек в России. До кризиса его состояние оценивалось в 28 миллиардов долларов, но к началу октября оно уменьшилось на 16 с лишним миллиардов. Дерипаске принадлежит ′РУСАЛ′ - крупнейший в мире производитель алюминия и глинозема.[35] Абрамович к середине октября потерял более 20 миллиардов долларов из-за резкого падения котировок акций его металлургической компании ′Евраз′. Владелец Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин к началу октября стал беднее на 22 миллиарда долларов; к этому же моменту состояние Алексея Мордашова (ему принадлежит ′Северсталь′) уменьшилось с 21,2 миллиардов по состоянию на март 2008 г. до 5,3 миллиардов.[36] Стоимость двадцатипроцентного пакета акций ′ЛУКойла′, принадлежащего Вагиту Алекперову, к октябрю снизилась с 19,5 до 7,2 миллиардов долларов.[37]

Все эти частные компании, тесно связанные с Кремлем, активно занимаются коммерческой и инвестиционной деятельностью за рубежом, принося государству налоговые и валютные поступления, а также играя роль инструментов усиления влияния Москвы на мировой арене. И в этом случае Кремль может воспользоваться благоприятной возможностью для получения контрольных пакетов акций частных компаний, испытывающих финансовые трудности, что укрепит господствующие позиции государства в народном хозяйстве и в долгосрочной перспективе даст ему дополнительные ресурсы и влияние для новых зарубежных авантюр.

Хотя ′ЛУКойлу′ придется отказаться от новых проектов в плане нефтедобычи и создания перерабатывающих мощностей, эта частная компания по-прежнему намерена приобрести 30 % акций испанской государственной нефтяной корпорации Repsol, а также нефтеперерабатывающий завод на Сицилии: для этих целей она в настоящее время берет кредит в миллиард долларов.[38] Похоже, из-за падения цен на нефть ′национальным чемпионам′ вроде ′ЛУКойла′ и ′Газпрома′ придется положить под сукно планы инвестиционной экспансии внутри страны и за рубежом, однако это скорее всего станет лишь временной ′заминкой′, чья продолжительность зависит от того, как быстро начнется оживление на международных финансовых рынках и восстановится доверие иностранных инвесторов к России.

Тем не менее российский бизнес сполна ощущает на себе воздействие кризиса. Ужасающее снижение стоимости акций российских банков и компаний побудило Bloomberg сделать вывод, что их ценные бумаги сегодня стали самыми дешевыми в мире. Похоже, в националистических кругах даже появились опасения, что из-за низкой цены российских корпоративных бумаг их могут по дешевке скупить западные финансовые структуры. Чтобы избежать этого, российское государство через банки вроде ВЭБ и учреждения вроде Агентства по страхованию вкладов, предоставляет кредиты и гарантии российским банкам и компаниям, попавшим в трудное положение. С помощью этих инструментов оно также берет под контроль несостоятельные банки.[39] Впрочем, если нефтяные цены будут и дальше падать, обанкротиться может и само российское государство.

Доходы оплачивают коррупцию

Нефтяные сверхдоходы используются также для обеспечения лояльности некоторых европейских политиков. Подробные схемы отвечают энергетическим интересам России - например, в Германии председателем консорциума по строительству газопровода Nord Stream является бывший канцлер Герхард Шредер (Gerhard Schroeder), чье жалованье составляет 1000000 евро (примерно 1270000 долларов) в год.[40] Руководство консорциума также наняло в качестве консультанта финского премьер-министра, что вызвало в Европе опасения в связи с возможным распространением коррупции.[41] Nord Stream - чрезвычайно дорогостоящий проект - предусматривает прокладку по дну Балтийского моря трубопровода, соединяющего Россию и Германию (предусматриваются также ответвления во Францию и Нидерланды) в обход прибалтийских государств и Польши, что лишит их доходов от транзита. В Болгарию, Венгрию, Сербию и Австрию ведет другой планируемый трубопровод - еще более дорогостоящий ′Южный поток′; его цель - не допустить осуществления поддерживаемого ЕС и США проекта газопровода Nabucco, который должен пройти в обход России. Сотрудничество Шредера с венгерским премьер-министром Ференцем Дюрчанем (Ferenc Gyurcsany) имеет важнейшее значение для реализации российских проектов, угрожающих безопасности энергоснабжения Европы.

Антиконкурентные методы российских компаний проникают на Запад, подрывая верховенство закона, надежность ведения бизнеса и принципы деловой этики. ′Газпром′, ′Роснефть′ и их филиалы ведут переговоры и заключают контракты с зарубежными энергокомпаниями.[42] Подобные непрозрачные деловые партнерства окутывают отрасль завесой секретности, ведут к политизации энергетического бизнеса, исключают свободную и честную конкуренцию. Более того, непрозрачный характер таких соглашений между государственными корпорациями создает широкий простор для коррупционных схем, противоречащих как закону, так и этике. Один из печальных примеров в этой связи - обвинения в адрес австрийского банка Raiffeisen: российская пресса утверждает, что он участвовал в схеме по отмыванию денег и вывозу капиталов из России, в которой также были замешаны высокопоставленные российские чиновники, связанные с нефтяными компаниями и ФСБ.[43]

Что нужно России? ′Новое мироустройство′

России необходимо, чтобы нефтяные цены удерживались как минимум на уровне 70 долларов за баррель: иначе в 2009 г. ей не избежать бюджетного дефицита.[44] Недавние переговоры Москвы с ОПЕК, возможно, были связаны с координацией усилий по сокращению добычи нефти для повышения цен; эту цель со всей серьезностью преследуют такие страны-участницы Организации как Иран и Венесуэла, которым, чтобы сбалансировать бюджет, также необходимы расценки в 70 долларов за баррель.[45] Бюджетный дефицит способен ограничить возможности России по применению некоторых внешнеполитических инструментов.

Вице-премьер России Игорь Сечин (личный друг Путина), принимавший участие в заседании ОПЕК в Вене в сентябре 2008 г., отметил: ′ОПЕК - один из ключевых партнеров России на мировом нефтяном рынке . . . Для нас очень важно наладить механизмы регулярного энергодиалога′ с Организацией стран-экспортеров нефти.[46]

Поскольку на долю России и ОПЕК приходится 51% общемирового объема нефтедобычи,[47] сотрудничество Москвы с Организацией в целях согласования цен и квот добычи является необходимой предпосылкой для дальнейшего расширения российского влияния на международной арене. Хотя российские официальные круги отвергают идею о присоединении страны к ОПЕК, один из вице-президентов ′ЛУКойла′ недавно заявил, что членство в Организации ′будет только полезно для страны, для будущего российской промышленности и стабильности цен [на нефть]′ [48] Сотрудничество с ОПЕК и создание газового картеля полностью соответствуют одной из целей, содержащихся в недавно разработанной Концепции внешней политики Российской Федерации: укреплению ′стратегического партнерства с ведущими производителями энергетических ресурсов′.[49]

Россия намеревается пересмотреть нынешнюю международную финансовую систему, где преобладают США и другие промышленно развитые страны Запада. На Петербургском экономическом саммите в 2007 г. Путин призвал к созданию нового мирового экономического устройства, основанного на региональных альянсах, которые должны оттеснить на обочину международные институты, созданные на Бреттон-Вудской конференции, такие как Международный валютный фонд и Всемирный банк. Он настаивал: новая система должна отражать растущее влияние стран с развивающейся рыночной экономикой вроде России, Китая, Индии и Бразилии, а также относительное ослабление позиций традиционных экономических держав - США, Японии и западноевропейских государств.[50]

Москва ′создает благоприятные политические условия для диверсификации российского присутствия на мировых рынках за счет расширения номенклатуры экспорта и географии внешнеэкономических и инвестиционных связей России′. [51] В то же время Кремль выступает за многостороннее государственное регулирование рыночных механизмов в мировой экономике и финансах, а также превращение рубля в основную валюту на территории Содружества независимых государств.

Выступая недавно во французском городе Эвиане на конференции, посвященной международному финансовому кризису, российский президент Медведев отметил: ′Новыми факторами стабильности . . . стало бы формирование новых финансовых центров и сильных региональных валют′. Оценив нынешнюю ′однополярную экономическую модель′ с преобладающей ролью США как неэффективную, он призвал к ′пониманию многополярности мира и сложностей глобализации′. Медведев предложил ′изменить глобальную финансовую архитектуру, пересмотреть роль действующих институтов и создать новые международные институты. Институты, которые бы на деле обеспечивали стабильность′. [52] Создание нового мироустройства займет не один год, подчеркнул российский президент.[53]

Другая цель, похоже, состоит в прекращении расчета в долларах по российским международным трансакциям. Эту схему предложил Путин своему китайскому коллеге Вэнь Цзябао (Wen Jiabao) в отношении двустороннего товарооборота, чей объем в 2008 г. по оценкам должен был достичь 50 миллиардов долларов.[54]

Россия за счет многосторонних усилий стремится пересмотреть нынешнюю систему международных финансов и торговли; это - один из элементов ее общей стратегии по созданию ′многополярного′ международного устройства. В качестве инструментов Москва намерена использовать Шанхайскую организацию сотрудничества,[55] ОПЕК, новую ′газовую ОПЕК′, новые международные финансовые структуры с участием Китая, Индии, стран ЕС, и противников существующего миропорядка вроде Ирана и Венесуэлы.

Влияние на мировые нефтегазовые цены будет иметь важнейшее значение для оживления российской экономики, а также финансирования модернизации промышленности и вооруженных сил, и программ по развитию народного хозяйства.

До того, как по России ударил международный финансовый кризис, государство постоянно повышало долю ресурсов, направляемую на переоснащение вооруженных сил новыми современными системами вооружений, а также на увеличение финансирования МВД, органов безопасности и разведки, например, ФСБ (контрразведка), СВР (внешняя разведка) и ГРУ (военная разведка), и пограничных войск, курируемых ФСБ. До кризиса Кремль планировал в течение трех лет увеличить военные расходы на 50%, создать силы быстрого реагирования с высокой степенью боеготовности, и построить несколько новых атомных подводных ракетоносцев.[56] Пока неясно, приведут ли меры по обеспечению финансовой стабилизации в стране к сокращению оборонных расходов, а также масштабов деятельности Министерства иностранных дел, государственной пропаганды и ′информационной войны′.

Продолжение
 
Категория: Общие проблемы | Добавил: Админн
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
Наш проект

 
Индия

 
«Деловой мир» в мире

 
Наши услуги

 
Конфиденциально


Нам стало известно, что…

 
Мировая экономика

Деньги
Тенденции
Рынки

 
Мировые лидеры

ЕС
Китай
США

 
Мировые блоки

G-8
G-20
БРИК
АТЭС
ВТО
ОПЕК
СНГ
ШОС

 
Мировой кризис

Корни
Проблемы
Перспективы
Великая депресия 30-х годов

 
Тенденции

Природа и люди
Футурология

 
Секреты архивов

Забытая история
Информационные войны
Прямая речь

 
Мировая пресса

Financial Times
Wall Street Jornal
Forbs, США
Der Tagesspiegel, Германия

 
Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
Дата:00:0000:00
Курс доллара0.000.00
Курс евро0.000.00
Курс фунта0.000.00
Курс бел. рубля0.000.00
Курс тенге0.000.00
Курс юаня0.000.00
Курс гривны0.000.00
Курс франка0.000.00
Курс йены0.000.00

 
Мировые рынки

Товарные рынки
BIDASK
Золото0.000.00
Серебро0.000.00
Платина0.000.00
Палладий0.000.00
Алюминий0.000.00
Никель0.000.00
Медь0.000.00
Нефть Brent0.000.00
Нефть Лайт0.000.00

 
Фондовые рынки

LASTCHANGE%
Dow Jones0.000.000.00
S&P 5000.000.000.00
Nasdaq Comp0.000.000.00
Nasdaq 1000.000.000.00
FTSE 1000.000.000.00
DAX0.000.000.00
AEX0.000.000.00
CAC 400.000.000.00
SMI0.000.000.00
RTS0.000.000.00
USD Index0.000.000.00

 
Прогноз погоды

 
Оценка сайта



 
Концепция Сергея Филатова © 2009