"Деловой Мир" - голос российского предпринимательства        

Главная   |   О нас   |   Связь   |   Архив
Учрежден консорциумом "Деловой Мир" в 1990 году
Цитата дня
«Говоря «свободный рынок», мы шутим. Мы понимаем, что свободный рынок — это нонсенс. Мы знаем, как это делается, чтобы играть системой, чтобы разрушить рынок, или, по крайней мере, чтобы найти кого-то, кто заплатит вам много денег, потому что поверит, что дают бесплатный обед. Мы знаем, что в этом случае идет разговор о власти, что это такая игра без ограничений для взрослых. Мы согласны с Мао, что политическая исходит из дула пистолета».

Ron Bloom — «Царь» промышленности США

 
Наш партнер
Транскопи

 
Дух времени

 
Об этом говорят

 
Кулуары власти
В Совете Федерации
В Госдуме
В министерстве здравоохранения и социального развития
В министерстве культуры
В министерстве образования и науки
В министерстве промышленности и торговли
В министерстве регионального развития
В Министерстве связи и массовых комуникации
В министерстве сельского хозяйства
В министерстве транспорта
В министерстве финансов
В министерстве экономического развития
В министерстве энергетики
В федеральной налоговой службе

 
Экономика России

 
Госкорпорации

 
Ресурсы России

 
Третье сословие

 
Сделанно в России

 
Как мы живем

 
Проекты для России

 
Юриста вызывали?

 
Болевая точка

 
«Vox Populi»

 
Реклама

 
Arivera

 
Punj Lloyd

 
Escorts

 
 
 
      Деловой мир

23.11.2017 Четверг 19:30

Главная » Файлы » Секреты архивов » Прямая речь

ХИЛАРИ КЛИНТОН: БЕЗОПАСНОСТЬ И ШИРОТА ВОЗМОЖНОСТЕЙ В XXI ВЕКЕ

Чтобы вести за собой других, великая страна должна пользоваться их уважением. В прошлом Америку уважали как могучую страну, как целеустремленную страну, как щедрую и доброжелательную страну. В качестве сенатора и первой леди я много ездила по свету и встречалась с самыми разными людьми. Я своими глазами видела, сколько наших политических шагов, предпринимавшихся в прошлом, вызывали лишь уважение и благодарность.

Трагедия последних лет заключается в том, что администрация Буша растратила наш капитал уважения, доверия, и надежности даже в глазах наших ближайших друзей и союзников. На пороге 21 века Соединенные Штаты находились в уникальной ситуации. Наша роль мирового лидера большинством стран воспринималась позитивно и с уважением, поскольку мы укрепляли прежние альянсы, создавали новые, работали на благо мира во всем мире, боролись с распространением оружия массового поражения, и заботились о модернизации наших вооруженных сил. После терактов 11 сентября мировое сообщество, как никогда прежде, сплотилось вокруг США, поддержав наши усилия по свержению режима талибов в Афганистане и преследованию руководителей 'Аль-Каиды'. У нас появился исторический шанс создать широкую коалицию мирового масштаба для борьбы с терроризмом, повысить эффективность нашей дипломатии, умножить ряды наших друзей и уменьшить число наших противников.

Однако мы упустили этот шанс, отказавшись позволить инспекторам ООН завершить работу в Ираке, и очертя голову бросившись в омут войны. Более того, тем самым мы отвлекли необходимые военные и финансовые ресурсы от борьбы против 'Аль-Каиды' и решения труднейшей задачи по строительству исламской демократии в Афганистане. Одновременно мы в беспрецедентном масштабе начали проводить унилатералистскую политику: отказались добиваться ратификации Договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний, пренебрегли своими обязательствами по обеспечению режима нераспространения, повернулись спиной к процессу мирного урегулирования на Ближнем Востоке. Выход из Киотского протокола и отказ от участия в любых усилиях международного сообщества по решению серьезнейшей проблемы климатических изменений еще больше повредили нашей репутации в мире.

Наша страна дорого заплатила за пренебрежение традицией, поддерживавшейся как демократическими, так и республиканскими администрациями: осуществляя мировое лидерство США, отдавать предпочтение сотрудничеству, а не унилатерализму, начинать войну только после исчерпания всех дипломатических средств урегулирования конфликта, превращать бывших противников в союзников, а не наживать новых врагов. На том этапе истории, когда решение наиболее острых проблем нашей планеты требует международного сотрудничества в беспрецедентном масштабе, нынешняя администрация в одностороннем порядке предпринимает шаги, вызывающие у других стран недовольство и недоверие.

Однако события могут развиваться и по-другому. Более того, наши союзники хотят, чтобы они развивались по-другому. Мир по-прежнему видит в Соединенных Штатах своего лидера. В дефиците сейчас сама лидерская роль Америки, а не потребность в ней. Наши зарубежные друзья не желают 'отступления' США. Они хотят вновь оказаться в союзнических отношениях со страной, чьи ценности, чье руководство, чья мощь вдохновляли мир последние сто лет.

Чтобы вернуть себе подобающее место в мире, Соединенные Штаты должны стать сильнее, а наша политика - разумнее. У следующего президента появится шанс восстановить репутацию Америки на международной арене и убедить мир в том, что она снова способна вести за собой других. Став президентом, я не упущу эту возможность, наладив наши отношения с международным сообществом. Я восстановлю наше влияние, и сделаю все необходимое, чтобы Соединенные Штаты строили тот мир, которого мы желаем, а не просто защищались от мира, который внушает нам страх.

Мы должны стремиться возглавить наших друзей и союзников в деле создания миропорядка, основанного на безопасности и широте возможностей. Америка давно уже по праву слывет страной неограниченных возможностей. Но, как мы знаем по собственному опыту и видим по сегодняшним событиям в Ираке и Афганистане, для реализации возможностей необходима элементарная безопасность. Мы должны создать мир, в котором безопасность и широкие возможности существуют параллельно, мир более защищенный, процветающий, и справедливый.

Однако, чтобы добиться этой цели, одной концепции мало. Мы должны быть готовыми встретить лицом к лицу беспрецедентные вызовы 21 века, угрозы со стороны государств, негосударственных субъектов, и самой природы. Следующий президент впервые в нашей истории получит в наследство сразу две войны, долгосрочную кампанию против глобальных террористических организаций, растущую напряженность в отношениях с Ираном, стремящимся обзавестись ядерным оружием. Соединенные Штаты будут иметь дело с усиливающейся Россией, чья будущая ориентация сегодня неясна, и бурно развивающимся Китаем, который необходимо интегрировать в существующее международное устройство. Более того, новой администрации придется столкнуться с непредсказуемой и опасной ситуацией на Ближнем Востоке, которая угрожает существованию Израиля и может привести к краху мировой экономики из-за срыва нефтяных поставок. Наконец, следующему президенту придется решать проблемы, связанные с усиливающейся долгосрочной угрозой изменения климата и новой волной эпидемических заболеваний мирового масштаба.

Чтобы решить все эти задачи, нам необходимо будет восстановить мощь Америки, выведя войска из Ирака, перестроив наши вооруженные силы, и разработав куда более широкий арсенал методов борьбы с терроризмом. Мы должны вновь научиться пользоваться всеми составляющими нашего влияния - вдохновлять и привлекать других не меньше, чем принуждать. Нам следует вернуть себе прагматическую способность оценивать конкретные ситуации и принимать решения, основываясь на фактах, а не идеологии.

 

Сила и принципы


Чтобы быть лидером, необходимо сочетать верную стратегию с нужной мотивацией, с умением убеждать и вдохновлять других. Лидерство основывается на уважении в большей степени, чем на страхе. Основатели нашего государства приняли Декларацию независимости, чтобы объяснить наши действия всему миру, потому что испытывали искреннее уважение к мнениям других людей. Сегодня, чтобы завоевать уважение других стран, мы должны подчинить свою мощь ряду основополагающих принципов.

Избегать ложного выбора, основанного на идеологии. Администрация Буша ставит американский народ перед целым рядом ложных альтернатив: сила или дипломатия, унилатерализм или коллективные действия, жесткое влияние или мягкое. Тот факт, что эти понятия рассматриваются как взаимоисключающие, отражает идеологически зашоренный взгляд на мир, лишающий Соединенные Штаты инструментов и гибкости, необходимых для успешной реализации своей лидерской роли. Бывают моменты, когда необходимо применить силу, а бывают случаи, когда действовать следует дипломатическими методами: при правильном использовании эти два инструмента дополняют друг друга. Во внешней политике Соединенные Штаты должны отдавать предпочтение коллективным действиям; унилатерализм уместен только тогда, когда это абсолютно необходимо для обеспечения нашей безопасности или предотвращения масштабной трагедии.

Рассматривать применение вооруженных сил не как средство решения всех проблем, а как один из элементов общей стратегии. В качестве президента я без колебаний использую военную силу для защиты американцев, нашей территории и наших жизненных интересов. С отдельными террористами переговоры невозможны: их необходимо выслеживать, задерживать или уничтожать. Одними дипломатическими методами нельзя также остановить тех, кто совершает акты геноцида или преступления против человечности в таких регионах, как Дарфур. Но штык - не решение любой проблемы. Применение силы вместо дипломатии заставляет наших военнослужащих выполнять задания, для которых они могут не иметь нужной подготовки. Кроме того, при этом игнорируется такой эффективный метод, как демонстрация 'большой дубинки' без ее использования.

Придать международным институтам эффективность и по возможности действовать через них. Вопреки тому, что, похоже, думают многие в нынешней администрации, международные институты - не опасные ловушки, а инструменты. Соединенные Штаты должны быть готовы действовать в одиночку для защиты своих жизненных интересов, но эффективная работа международных институтов намного снижает вероятность возникновения такой необходимости. Многие десятилетия эту истину осознавали все наши президенты - как республиканцы, так и демократы. Когда такие институты действуют должным образом, они способствуют усилению нашего влияния в мире. Когда же эти организации недееспособны, существующие в них процедуры становятся предлогами для бесконечных проволочек, как это происходит в отношении Дарфура, или превращаются в фарс - достаточно вспомнить историю с избранием Судана в состав Комиссии ООН по правам человека. Но вместо того, чтобы поносить эти институты за их недостатки, нужно привести их деятельность в соответствие с реальным соотношением сил в 21 веке и основополагающими ценностями, воплощенными в таких документах, как Всеобщая декларация прав человека.

Обеспечивать, чтобы многообещающие перспективы демократии подкреплялись реальными делами. Гнетущий голод, нищета, отсутствие экономических перспектив - верный путь к отчаянию. Глобализация приводит к расширению пропасти между обеспеченными и обездоленными - как в отношении отдельных людей, так и в отношении целых стран. Сегодня более 2 миллиардов людей вынуждены существовать на сумму, не достигающую и 2 долларов в день. Эти люди могут навеки превратиться в один огромный 'низший класс'. Призывы к расширению гражданских и политических прав в странах, страдающих от массовой нищеты и управляемых немногочисленными богатыми элитами, останутся гласом вопиющего в пустыне, если демократия не обеспечит людям реальных материальных преимуществ, повышения уровня жизни. Политика администрации Буша в Ираке временно испортила репутацию демократии, но в долгосрочной перспективе эта непреходящая ценность будет и дальше вдохновлять жителей планеты.

Отстаивать наши ценности и соответствовать им. Ценности, которые наши отцы-основатели признали общечеловеческими, определяют стремления миллионов людей по всему миру, и являются глубочайшим источником нашей силы - но только в том случае, если наши собственные действия им соответствуют. Способствуя утверждению верховенства закона в других странах, мы должны соблюдать его сами. Убеждая других, что свобода и правосудие необходимы всем, мы не имеем права поддерживать пытки или без ограничения сроков держать в заключении людей, объявляя, что на них требования закона не распространяются.

 

Как сделать Америку сильнее


Первым шагом к восстановлению мирового лидерства Соединенных Штатов должно стать окончание войны в Ираке. Эта война истощает нашу военную мощь, поглощает наши стратегические активы, отвлекает внимание и ресурсы от Афганистана, вызывает недовольство союзников и раскол в нашем обществе. Кроме того, из-за конфликта в Ираке ресурсы наших вооруженных сил перенапряжены настолько, что находятся на грани крушения. Мы должны перестроить нашу армию, восстановить ее силы и боевой дух.

Вывод войск из Ирака необходимо осуществить таким образом, чтобы обеспечить безопасность наших солдат, приступить к восстановлению стабильности в регионе, и вместо применения военной силы реализовать новую дипломатическую инициативу по привлечению международного сообщества к обеспечению будущего Ирака. В этих целях, став президентом, я проведу совещание с участием министра обороны, членов Комитета начальников штабов и Совета национальной безопасности, где дам им указание разработать четкий, реальный план возвращения наших солдат на родину, реализация которого должна начаться уже в первые два месяца моего пребывания на посту главы государства.

Работая над стабилизацией обстановке в Ираке в процессе вывода войск, я сосредоточу внимание на помощи простым иракцам, а не поддержании на плаву правительства этой страны. Финансовые ресурсы будут направляться туда, где их можно эффективно использовать, а не передаваться ведомствам и министрам, чтобы те их припрятывали, расхищали или растрачивали впустую.

Выводя наш контингент из Ирака, я вместо силовых действий буду энергично осуществлять в регионе инициативные дипломатические шаги. Администрация Буша с опозданием вступила в контакт с Ираном и Сирией для их привлечения к участию в переговорах о будущем Ирака. Это шаг в правильном направлении, но ограничиваться им не следует. Став президентом, я создам международную группу по стабилизации обстановки в регионе с участием наших ближайших союзников, других мировых держав, и всех государств, граничащих с Ираком. Эта группа будет действовать в сотрудничестве с вновь назначенным спецпредставителем ООН по Ираку, а ее задачей станет разработка и воплощение стратегии по стабилизации ситуации в Ираке, что создаст у Ирана, Саудовской Аравии, Сирии и Турции нужные стимулы, побуждающие их воздержаться от вмешательства в гражданскую войну в этой стране.

Наконец, необходимо привлечь мировое сообщество к гуманитарным усилиям мирового масштаба для облегчения людских страданий, вызванных этой войной. Мы должны облегчить бедственное положение, в котором оказались два миллиона иракцев, вынужденных покинуть страну, и еще два миллиона людей, изгнанных из родных мест и бежавших в другие регионы Ирака. Для этого потребуется многомиллиардная финансовая помощь мирового сообщества через Управление уполномоченного ООН по делам беженцам. Одновременно Соединенные Штаты, а также страны Европы и Ближнего Востока, должны согласиться предоставить убежище всем желающим, и помочь им вернуться в Ирак, когда ситуация позволит это сделать.

Передислоцируя наши войска из Ирака, мы не должны ослаблять бдительности в борьбе с терроризмом. Я отдам приказ спецподразделениям провести точечные операции против структур 'Аль-Каиды' в Ираке и других террористических организаций, действующих в регионе. Эти подразделения также будут обеспечивать безопасность американского военного и гражданского персонала в Ираке, а также готовить и оснащать иракские спецслужбы в целях поддержания порядка и стабилизации обстановки, но только в тех масштабах, что позволяют гарантировать эффективные результаты такой помощи. Я также рассмотрю вопрос о сохранении присутствия определенного контингента в населенных курдами районах Северного Ирака, для защиты воцарившихся там хрупкой, но реальной демократии, и относительного спокойствия и стабильности - но при условии, что проблема террористической деятельности Рабочей партии Курдистана (РПК) будет решена, а турецкая граница не должна нарушаться.

Вывод войск из Ирака позволит нам играть конструктивную роль в возобновлении мирного процесса на Ближнем Востоке, призванного обеспечить безопасность Израиля и палестинцев, и нормализацию отношений между ними. Основополагающие элементы такого мирного урегулирования были очевидны еще в 2000 г.: речь идет о создании палестинского государства в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан в обмен на заявление о прекращении конфликта, признание права Израиля на существования, гарантии его безопасности, а также возобновление и нормализацию дипломатических отношений между Тель-Авивом и арабскими странами. Для урегулирования этого конфликта жизненно необходимо содействие американской дипломатии. Мы должны не только способствовать переговорному процессу между Израилем и палестинцами, но и осуществлять дипломатические усилия во всем регионе, чтобы добиться поддержки арабскими странами такого руководства Палестинской автономии, которое будет привержено миру и готово к диалогу с израильтянами. Независимо от того, удастся ли с помощью США добиться окончательного урегулирования конфликта, наше последовательное участие в этом процессе позволит снизить уровень насилия и восстановить доверие к нашей стране в этом регионе.

Чтобы помочь нашим войскам оправиться после Ирака и подготовить их к столкновению со всем спектром угроз 21 века, я займусь усилением и модернизацией наших вооруженных сил - ведение локальных войн больше не должно наносить ущерба размещению войск в тех регионах, где они играют роль долгосрочного фактора сдерживания, их боеготовности или ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на территории самих США. Будучи единственным сенатором в составе Консультативной группы по военной реформе, организованной Объединенным командованием вооруженных сил, я имела возможность изучить эти вопросы в деталях. Постоянные инновации в военной сфере необходимы, но администрация Буша подорвала эту деятельность, сосредоточив все внимание на дорогих и непроверенных технологиях в области ПРО, и сделав трагически ошибочный вывод о том, что немногочисленного контингента будет достаточно не только для победы над движением 'Талибан' и Саддамом Хусейном, но и для стабилизации обстановки в Афганистане и Ираке.

Наши храбрые солдаты, раненные в Афганистане и Ираке, должны получить должную медицинскую помощь, льготы, возможности для обучения, и поддержку. 'Заботу' о раненых солдатах в Медицинском центре сухопутных войск имени Уолтера Рида иначе как фарс оценить невозможно. Людям, выздоравливающим или пытающимся начать жизнь заново после тяжелых увечий, необходим расширенный вариант Закона об отпусках по семейным обстоятельствам и уходу за больными (Family and Medical Leave Act), что позволит родным оказывать им всю поддержку, в которой они нуждаются. Помимо вопросов медицинской помощи, пришло время разработать 'Билль о правах солдата', чтобы расширить возможности бывших военных в плане получения новой профессии или предпринимательской деятельности, а также образования и приобретения жилья.

 

Победа в реальной войне с террором


Мы должны неослабно продолжать борьбу с 'Аль-Каидой' и растущими, как грибы, родственными ей экстремистскими организациями. Эти террористы, как и раньше, полны решимости наносить удары по Соединенным Штатам. Если они решат, что появилась возможность организовать новое 11 сентября, они, я не сомневаюсь, попытаются это сделать. И чтобы их остановить, мы должны задействовать все имеющиеся в нашем распоряжении средства.

В городах Европы и Азии - таких, как Гамбург и Куала-Лумпур, использовавшиеся при подготовке терактов 11 сентября - террористические ячейки готовятся к новым нападениям. Мы должны понять не только их методы, но и их мотивы: неприятие современности, прав женщин, демократии, и опасную ностальгию по мифической 'идиллии' прошлого. Мы должны разработать всеобъемлющую стратегию - с акцентом на просвещение, разведку и правоохранительную деятельность - для противодействия не только самим террористам, но и более масштабным силам, питающим их экстремизм.

'Забытым фронтом' войны с террором оказался Афганистан; наши военные усилия в этой стране необходимо наращивать. Нельзя позволить талибам вновь прийти к власти в Афганистане: если они вернутся, с ними вернется и 'Аль-Каида'. Однако нынешняя политика США в этой стране на деле ослабила позиции администрации президента Хамида Карзая и позволила талибам вернуть себе контроль над многими районами, особенно на юге страны. Торговля героином в Афганистане происходит почти беспрепятственно; деньги, вырученные от нее, идут на финансирование тех самых боевиков 'Талибана' и террористов 'Аль-Каиды', что нападают на наших солдат. Помимо усилий по пресечению наркоторговли, мы должны постараться перекрыть талибам каналы вербовки новых боевиков, финансируя проекты по замещению опиумного мака другими культурами, масштабного дорожного строительства, учреждения, готовящие из местных кадров честных и компетентных государственных служащих, а также программы, позволяющие усилить роль женщин в обществе.

Нам следует также укреплять национальное правительство и местные органы власти, и решить проблемы афганского пограничья. Террористы все чаще находят убежище на пакистанской Федеральной территории племен. Удвоив наши совместные с Пакистаном усилия, мы не только будем способствовать искоренению террористических элементов в стране; это станет для наших натовских партнеров сигналом о том, что война в Афганистане и в целом борьба против экстремизма в Южной Азии - это сражение, которое мы можем и должны выиграть. Однако, чтобы добиться успеха, нам необходимо выработать стратегию, трактующую весь регион как взаимосвязанное целое, где кризисы накладываются один на другой и опасность 'цепной реакции' катастроф вполне реальна.

Борьба с терроризмом по всему миру требует повышения качества разведданных и деятельности службы тайных агентов, которые должны работать 'в поле', а не за столами в чиновничьих кабинетах. Став президентом, я буду принимать меры по восстановлению морального духа нашего разведывательного сообщества, увеличению числа агентов и аналитиков, свободно владеющих арабским и другими важнейшими языками, усилению роли и статуса разведывательных структур по анализу разведданных. Большинство террористов, задержанных при подготовке нападений на Соединенные Штаты, как до, так и после 11 сентября, были арестованы в других странах в результате совместных действий наших и зарубежных разведслужб и правоохранительных органов.

Чтобы придать нашим действиям максимальную эффективность, необходимо восстановить нашу систему альянсов. Проблема, с которой мы сталкиваемся, носит глобальный характер; поэтому нам следует внимательно относиться к ценностям, тревогам и интересам наших союзников и партнеров. А это означает более эффективные действия по созданию контртеррористического потенциала в разных странах мира. Мы должны помогать им в укреплении полиции, прокуратуры и судебной системы, совершенствовании разведывательной деятельности и ужесточении пограничного контроля, особенно в развивающихся странах.

Нельзя ослаблять бдительность и на нашей собственной территории. В качестве сенатора от Нью-Йорка я давно уже выступаю за полноценное финансирование наших служб экстренного реагирования и обеспечение безопасности ключевых объектов инфраструктуры. Я требовала внедрения новых методов и новых технологий, таких, как новая федеральная интероперабельная система связи и безопасности. Сегодня, после многих лет пренебрежения со стороны администрации Буша, 80% рекомендаций по обеспечению безопасности территории США, разработанных Комиссией по расследованию терактов 11 сентября, наконец введены в действие, прежде всего усилиями демократического большинства в Конгрессе. Но сделать предстоит еще немало. Мы должны направить на эти цели ресурсы, соответствующие масштабу опасности, и помочь муниципальным властям самых незащищенных и подвергающихся наибольшей угрозе городов подготовиться к возможным терактам. Нам следует усовершенствовать систему медицинской помощи, чтобы справляться с последствиями терактов. Наконец, необходимо усилить меры безопасности на химических заводах и при транспортировке опасных материалов, чтобы они не превратились в легкую мишень для террористов.

 

Безопасность за счет государственного подхода


Администрация Буша не желала вступать в контакты с нашими противниками, очевидно, не веря в нашу способность отстоять свои интересы путем переговоров. Это неверная и контрпродуктивная стратегия. Подлинно государственный подход требует контактов даже с противниками: не для того, чтобы вести переговоры ради переговоров, а потому, что энергичная дипломатия - необходимая предпосылка достижения наших целей.

Наглядный пример в этом отношении - Иран. В долгосрочном плане эта страна представляет угрозу для Соединенных Штатов, наших союзников по НАТО и Израиля. Иран больше, чем любое другое государство, поддерживает терроризм, через подставных лиц он снабжает взрывчаткой тех, кто убивает наших солдат в Ираке. Администрация Буша отказывается вести с Ираном переговоры о его ядерной программе, предпочитая игнорировать неподобающие действия, а не противодействовать им. Тем временем Тегеран наращивает свой потенциал в области обогащения урана, вооружает шиитские ополчения в Ираке, передает вооружения 'Хезболле' и субсидирует ХАМАС, а также вредит собственному народу некомпетентным управлением в экономике и ужесточением социально-политических репрессий.

В результате мы теряем драгоценное время. Иран должен выполнять свои обязательства в области нераспространения; ему нельзя позволить создать или приобрести ядерное оружие. Если Иран не будет соблюдать собственных обязательств и воли международного сообщества, никаких вариантов ответных действий исключать нельзя.

С другой стороны, если Иран будет готов на деле прекратить осуществление своей военной ядерной программы, отказаться от спонсирования терроризма, поддержать мир на Ближнем Востоке, и играть конструктивную роль в стабилизации обстановки в Ираке, Соединенные Штаты должны предложить ему тщательно выверенный пакет стимулов. Это даст понять иранскому народу, что разногласия у нас возникают не с ним, а с его правительством, и продемонстрировать всему миру, что Соединенные Штаты готовы использовать любые возможности для дипломатического решения проблем.

Подобно Ирану, Северная Корея ответила на попытки администрации Буша изолировать ее ускорением работ в рамках своей ядерной программы, проведением ядерных испытаний, и созданием новых ядерных боеприпасов. Лишь после того, как Госдепартамент вернулся к дипломатическим методам, мы смогли, с запозданием, добиться прогресса.

Конечно, ни Северная Корея, ни Иран не сменят курс из-за наших действий в сфере ядерного разоружения, однако резкое сокращение нашего собственного ядерного арсенала усилит поддержку коалиций, которые нам необходимо сформировать для борьбы с угрозой распространения ядерного оружия, и поможет Соединенным Штатам восстановить высокую нравственную репутацию. Бывшие госсекретари Джордж Шульц (George Shultz) и Генри Киссинджер (Henry A. Kissinger), бывший министр обороны Уильям Перри (William Perry), и бывший сенатор США Сэм Нанн (Sam Nunn) призывают Вашингтон 'вернуться к концепции', которую разделяли все президенты от Дуайта Эйзенхауэра до Билла Клинтона, о необходимости сокращения опоры на ядерное оружие.

Чтобы вернуть нам лидерство в борьбе с распространением ядерного оружия, я буду стремиться заключить соглашение о существенном и поддающемся проверке сокращении ядерных арсеналов США и России. Эта радикальная инициатива станет для всего мира сигналом о необходимости соблюдать сдержанность в ядерной сфере, сохраняя при этом за нами достаточную мощь, чтобы охладить пыл любого, кто пожелает создать арсенал, сопоставимый с нашим. Кроме того, я буду добиваться одобрения Сенатом Договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний к 2009 г. - десятой годовщине с того момента, когда он впервые отверг это соглашение. Тогда мы с чистой совестью сможем требовать от других стран отказа от подобных испытаний. На посту президента я буду поддерживать внесение дополнений в Договор о нераспространении ядерного оружия. Создание международного 'банка ядерного топлива' с гарантированным доступом к нему по разумным ценам будет способствовать ограничению количества стран, представляющих опасность в плане нарушения режима нераспространения.

В Сенате я внесла законопроект, призванный ускорить и активизировать принятие Соединенными Штатами мер по предотвращению актов ядерного терроризма. Став президентом, я сделаю все, что в моих силах, чтобы ядерное, биологическое, химическое оружие, и материалы, необходимые для его изготовления, не попали в руки террористов. Моей первостепенной задачей станет удаление ядерных материалов с наименее защищенных ядерных объектов по всему миру, а к концу первого президентского срока я намерена обеспечить надежную безопасность остальных объектов.

Государственный подход необходим и для налаживания взаимодействия со странами, которые не относятся к числу наших противников, но бросают вызов США на ряде направлений. Российский президент Владимир Путин срывает тщательно разработанный план ООН, призванный, пусть и с запозданием, открыть Косово путь к независимости, пытается использовать поставки энергоносителей в качестве политического оружия против соседних стран и других государств, и 'испытывает на прочность' США и Европу по ряду вопросов, связанных с режимом нераспространения и сокращения вооружений. Путин также ограничивает многие гражданские свободы, завоеванные страной после крушения коммунизма, создает новый класс олигархов, и активно вмешивается во внутренние дела бывших советских республик.

Однако считать, что от России исходит исключительно угроза, было бы ошибкой. Путин использует доходы от экспорта энергоносителей для развития российской экономики, поэтому уровень жизни многих простых россиян повышается. Нам следует 'выборочно' сотрудничать с Россией, по вопросам, имеющим важное значение для нашей страны - например, в обуздании ядерных амбиций Ирана, обеспечении безопасности ядерных материалов в самой России и бывших советских республиках, и достижении дипломатической договоренности по Косово. Одновременно мы должны недвусмысленно дать понять Москве, что наше отношение к России как к настоящему партнеру зависит от того, предпочтет ли она укреплять демократию, или вернется к авторитаризму и вмешательству в дела соседних регионов.

В системе наших двусторонних отношений в нынешнем столетии самое важное место будет занимать Китай. Ценности и политический строй США и Китая чрезвычайно отличаются друг от друга, но, несмотря на глубокие разногласия по целому ряду вопросов - от торговли до прав человека, свободы вероисповедания, трудовых отношений и Тибета - совместными усилиями наши страны способны добиться многого. Поддержка Китая сыграла важную роль в достижении договоренности о демонтаже северокорейских ядерных объектов. На этой основе нам следует наращивать взаимодействие по созданию системы безопасности в Северо-восточной Азии.

Однако 'взлет' Китая порождает и новые проблемы. Китайцы, наконец, начали осознавать, что их динамичный экономический рост обходится чрезвычайно дорогой ценой в плане экологии. Соединенным Штатам, Китаю и Японии следует разработать совместную программу по внедрению новых, экологически чистых источников энергии, повышению эффективности энергопотребления и борьбе с изменением климата. Это программа стала бы элементом общей энергетической политики, призванной резко сократить зависимость США от импортной нефти.

Мы должны убедить Китай присоединиться к международным институтам и поддержать общепринятые правила игры на мировой арене, развивая те направления, где наши интересы совпадают, и работая над сужением сфер разногласий. Хотя Соединенные Штаты должны быть готовы оказать противодействие Китаю, когда его поведение противоречит нашим жизненным интересам, нам необходимо укреплять основу для будущего сотрудничества с этой страной.

 

Укрепление альянсов


Налаживать контакты с противниками, конечно важно, но еще важнее - вернуть доверие союзников. Мы должны восстановить традиционные отношения взаимного доверия и уверенности друг в друге с Европой. Разногласия неизбежно возникают даже между ближайшими друзьями, но мы не должны забывать, что при решении мировых проблем у нас нет более надежных союзников, чем европейские страны. Новая администрация получит шанс протянуть через Атлантику руку лидерам нового поколения во Франции, Германии и Великобритании. Когда Америка и Европа действуют совместно, любые глобальные задачи нам по плечу.

В Азиатском регионе особое значение имеет Индия - и как нарождающаяся великая держава, и как самая большая по численности населения демократическая страна мира. Будучи сопредседателем сенатской рабочей группы по укреплению связей с Индией, я отлично осознаю и гигантские возможности, открывающиеся в связи с 'взлетом' Индии, и необходимость предоставить этой стране более важную роль в региональных и международных институтах, например, ООН. Мы должны найти дополнительные способы, позволяющие Австралии, Индии, Японии и США сотрудничать по вопросам, волнующим все эти страны, в том числе в борьбе с терроризмом, обуздании глобальных климатических изменений, защите энергопоставок в мировом масштабе, и углублении развития мировой экономики.

Администрация Буша не уделяла должного внимания нашим южным соседям, и теперь нам приходится за это расплачиваться. В некоторых странах Латинской Америки мы наблюдаем откат от пути демократического развития и экономической открытости. Нам необходимо вернуться к курсу энергичного сотрудничества с латиноамериканскими странами: этот регион слишком важен, чтобы Соединенные Штаты могли равнодушно стоять в стороне. Мы должны поддерживать крупнейшие государства региона, развивающие демократию - Бразилию и Мексику; углублять

экономическое и стратегическое сотрудничество с Аргентиной и Чили. Следует также продолжать взаимодействие с нашими союзниками в Колумбии, Центральной Америке, и Карибском бассейне по борьбе с такими взаимосвязанными угрозами, как наркоторговля, преступность, и мятежи. Наконец, вместе с нашими союзниками нам нужно разработать программы устойчивого развития, чтобы открыть перед жителями Латинской Америки более широкие экономические возможности и ослабить имущественное неравенство в регионе.

Столь же важная тенденция - рост рядов демократических государств в Африке (в некоторых из них она утвердилась давно, другие только что встали на этот путь), которые станут движущей силой будущего развития континента. Мы должны оказать этим странам финансовую помощь и иную поддержку, и совместно с ними укреплять региональные институты, в частности, Африканский Союз. АС стремится следовать примеру Евросоюза, требуя от своих стран-участниц демократизации и поддерживая демократию, но в этом отношении ему еще очень многое предстоит сделать. Пока что он не может даже осудить вопиющую политическую коррупцию и жестокость зимбабвийского режима Робе

Категория: Прямая речь | Добавил: Админн
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
Наш проект

 
Индия

 
«Деловой мир» в мире

 
Наши услуги

 
Конфиденциально


Нам стало известно, что…

 
Мировая экономика

Деньги
Тенденции
Рынки

 
Мировые лидеры

ЕС
Китай
США

 
Мировые блоки

G-8
G-20
БРИК
АТЭС
ВТО
ОПЕК
СНГ
ШОС

 
Мировой кризис

Корни
Проблемы
Перспективы
Великая депресия 30-х годов

 
Тенденции

Природа и люди
Футурология

 
Секреты архивов

Забытая история
Информационные войны
Прямая речь

 
Мировая пресса

Financial Times
Wall Street Jornal
Forbs, США
Der Tagesspiegel, Германия

 
Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
Дата:00:0000:00
Курс доллара0.000.00
Курс евро0.000.00
Курс фунта0.000.00
Курс бел. рубля0.000.00
Курс тенге0.000.00
Курс юаня0.000.00
Курс гривны0.000.00
Курс франка0.000.00
Курс йены0.000.00

 
Мировые рынки

Товарные рынки
BIDASK
Золото0.000.00
Серебро0.000.00
Платина0.000.00
Палладий0.000.00
Алюминий0.000.00
Никель0.000.00
Медь0.000.00
Нефть Brent0.000.00
Нефть Лайт0.000.00

 
Фондовые рынки

LASTCHANGE%
Dow Jones0.000.000.00
S&P 5000.000.000.00
Nasdaq Comp0.000.000.00
Nasdaq 1000.000.000.00
FTSE 1000.000.000.00
DAX0.000.000.00
AEX0.000.000.00
CAC 400.000.000.00
SMI0.000.000.00
RTS0.000.000.00
USD Index0.000.000.00

 
Прогноз погоды

 
Оценка сайта



 
Концепция Сергея Филатова © 2009